Отправной точкой в истории советской вычислительной техники принято считать 1948 год. Именно тогда   директор Института электротехники АН Украины, параллельно занимавший пост начальника лаборатории Института точной механики и вычислительной техники Академии Наук СССР С.А. Лебедев начал работу над своим детищем.

До этого времени вычислительная техника (если ее так можно назвать) тоже, конечно существовала. Большим спросом пользовались механические калькуляторы. Из производителей, выпускавших данные устройства, стоит отметить компании  Monro, Friden и Marchant. Выпускались механические калькуляторы и в Советском Союзе. Пример тому – арифмометр «Феликс» (не сложно сообразить, в честь кого он был назван).

 

Рис. Арифмометр «Феликс»

Толчком к активным действиям советских ученых послужило создание в Соединенных Штатах Америки машины ENIAC. По сути, это устройство являлось первой в мире электронно-вычислительной машиной, элементной базой которой были электронные лампы. По сравнению с изобретенным ранее устройством  Z3 (создатель – немецкий инженер К.Цузе) это был настоящий прорыв.

Детище Сергея Александровича получило название МЭСМ (малая электронная счетная машина). Стоит отметить, что размеры этого устройства были по истине колоссальны – ЭВМ занимала половину крыла двухэтажного здания. Кстати ENIAC «малышом» тоже не назовешь – он весил 27 тонн.

 

Рис. МЭСМ (малая электронная счетная машина)

Первая советская электронно-вычислительная машина (равно как и ее западный предшественник) реализовала в себе принципы построения ЭВМ, на которых основываются производители и по сей день, а именно:

- наличие памяти. В данной машине имелся модуль постоянной памяти. Был он штекерным и обеспечивал хранение 63 команд или 31 числа. Оперативная память МЭСМ была выполнена на триггерных ячейках и единовременно хранила 63 команды или 31 число;

- наличие устройств ввода-вывода информации (перфокарты, барабан);

- иерархический принцип построение памяти устройства.

МЭСМ Лебедева оперировала командами, представленными в двоичной системе счисления, тогда как для создания ENIAC западные инженеры предпочли использовать шестнадцатиеричную. Не смотря на это продолжительности выполнения операций в советском устройстве были сопоставимы со значениями, характерными для западной машины. К тому же, советская машина ничуть не уступала западному конкуренту в перечне выполняемых арифметических и логических операций.

К концу 1952 года Лебедевым была завершена работа над созданием БЭСМ – большой электронно-счетной машины. Она отличалась довольно высокой скоростью выполнения операций. Именно на этой машине создателем были опробованы различные виды оперативной памяти. Сначала испытывалась память, строящаяся на ртутных трубках, затем им на смену пришли потенциалоскопы, после этого в 1957 году создателем этого устройства была опробована оперативная память на ферритовых сердечниках. Стоит отметить и тот факт, что БЭСМ в свое время была признана лучшей в Европе среди аналогов. Скорость выполнения операций, равная более 1000 командам в секунду, позволила ей опередить американское устройство IBM 701, поставки которого в то время велись довольно активно.

Именно БЭСМ дала толчок для развития производства серийных образцов вычислительных машин. На ее базе, в частности, была разработана БЭСМ-2. Она имела скорость выполнения операций, которая равнялась более 2000 командам в секунду.

Помимо Лебедева свой след в истории развития советской вычислительной техники оставили еще несколько ученых. Так, под руководством Ю.Я. Базилевского 1953 году была разработана ЭВМ общего назначения «Стрела». Эта машина примечательна тем, что именно с ее помощью ученым удалось рассчитать траекторию полета аппарата, которым на Луну был доставлен вымпел Советского Союза.

 

Рис. ЭВМ «Стрела»

Детище И.С.Брука

Параллельно с Лебедевым, работавшим над созданием МЭСМ, над своим детищем трудился И.С.Брук. Его вычислительная машина значительно уступала в быстродействии ЭВМ Лебедева. Но в тоже время имела и неоспоримые преимущества, заключавшиеся в небольших габаритных размерах (всего 9 квадратных метров площади) и значительно меньшим потреблением энергии.

В 1953 году М1 эволюционировала в М2. Теперь она вполне могла тягаться со «Стрелой» в производительности. При том, что скорость работы удалось увеличить до уровня «Стрелы», размеры М2 изменились несущественно.

Эта ЭВМ стала лидером среди Советских компьютеров по соотношению стоимости, габаритных размеров и быстродействия. М2 даже смогла «Утереть нос» западным аналогам, став победителем шахматного турнира, проводимого между ЭВМ из разных стан мира.

 

 

 

Рис. ЭВМ М-1

Попытка уйти в троичную систему

С 1961 по 1965 годы Казанским заводом математических машин производилась ЭВМ Сетунь. Ее отличительной особенностью являлось то, что в устройстве использовалась троичная система счисления. Но ввиду того, что все разработки ЭВМ велись именно вокруг двоичной системы, Сетунь осталась только в истории. Однако стоит отметить, что до сих пор этому устройству в мире нет аналогов.

Примечательным является и то, что специально для данной машины был разработан свой язык программирования DSSP (Dialog System for Structured Programming). Он чем-то напоминает язык Forth, и в принципе, ему ни в чем не уступает. Стоит отметить, что последний использовался на подводном аппарате, принимавшем участие в поисках затонувшего «Титаника», и при разработке ПО спектрографа, который применялся на американском «Шаттле».

М-20 – одна из самых надежных систем в мире

В 1959 году свет увидела очередная разработка Лебедева – ЭВМ М20 (число 20 означало 20000 операций в секунду). В то время эта машина была одной из самых надежных в мире. Отличало ее и то, что она позволяла специалистам писать программы в мнемокодах, что являлось ответом наших специалистов на изобретение американце М. Уилксом микропрограммирования.

Транзисторы нам дали второе поколение

Прорывом в производстве ЭВМ стало использование транзисторной логики. Эти элементы позволили в значительной мере увеличить быстродействие компьютеров и сделать значительно меньше их габаритные размеры.

В это время новинки советских ЭВМ стали появляться с очень большой скоростью: М-220, «Наири», «Минск-2». Стоит отметить такие машины, как М-50 – именно с их помощью в 1961 году была создана противоракетная система Советского союза.

 

Рис. Минск-2

Отдельно стоит остановиться на ЭВМ БЭСМ-6. Разработанная под руководством все того же Лебедева, она пересекла порог в 1000000 операций в секунду. Кстати, превзойти ее смогли лишь разработки наших ученых 80-годов прошлого века. Элементную базу этого устройства составляли уже микросхемы.

70-е годы - начало «конца»

В конце 60-х правительством был взят курс на «подражание Западу». С этого времени разработчики вынуждены были просто копировать разработки зарубежных исследователей. Это, можно сказать, было началом «конца». С этого времени исследования и разработки отечественных технологий практически не проводились. Все сводилось к бездумному копированию западных наработок. Именно такое наплевательское отношение властей привело к деградации советских ЭВМ.

Языки программирования

Сегодня мало какой специалист сможет назвать языки программирования, разработанные отечественными учеными. Однако таковые были, и оставили в истории памятный след.

Ярким примером тому может служить система программирования Сигма. Она использовалась в пресловутых М-20 и БЭСМ-6. А язык под названием Сигма, нашел применение в таких устройствах, как СМ-4 и ЕС ЭВМ.

Язык Эль-76 или автокод Эльбрус. Отличительной особенностью этого языка является отсутствие в нем ассемблера (т.е. языка более низкого уровня). Этот язык в свое время очень успешно применялся для решения задач оборонного комплекса Советского Союза.

Язык Рефал. Изначально он был создан как метаязык, основной целью которого было описание семантики других языков программирования. Однако со временем он эволюционировал и стал пригодным для использования в качестве самостоятельного языка для написания программ.

Видно, что советские ученые имели довольно серьезные наработки в области производства ЭВМ. Однако благодаря наплевательскому отношению властей того времени, реализовать весь потенциал этой отрасли не удалось. Хотя предпосылок к этому было множество.


comments powered by Disqus